8 3952 550-464
тел. 8 3952 792-551, 792-556
в Москве: 8 495 518-4800, 518-4939
факс 8 3952 792-546
e-mail: booking@baikalvisa.ru
Гостиницы Байкальского региона
Расположение
Категория
Гостиница
Дата заезда
Дата выезда
Путеводитель
К ИСТОРИИ ИРКУТСКОГО ГОСТЕПРЕИМСТВА
Для приятного проживания путешественника
 
ПОСПЕШАЛИ НЕ ТОРОПЯСЬ...
Гостиничный бизнес в Иркутске изначально развивался медленно - было слишком много других соблазнов, связанных с торговлей пушниной, чаем, добычей золота. За обустройство же мест для краткого, но приятного проживания брались лишь третьеразрядные купцы, да и то с опаской и с расчетом на помощь общества.
В начале XIX века на весь Иркутск приходилось единственное для приезжих заведение немца Шульца, куда американский коммерсант Коллинз не смог попасть - все было занято - и определен на постой в дом купца Шигаева. Американец сохранил самые приятные воспоминания о городе: «Радушие виднейших горожан было безграничным. Люди любезные и вежливые, общество приятное, дамы красивые, вино хорошее, обеды великолепные, чего еще может пожелать путешественник? У нас была жаркая баня, санные прогулки, ледяные горы, ужины, рауты, балы...»
Оживление гостиничного дела началось во второй половине 60-х годов XIX века. Это обуславливалось географическим положением Иркутска, который находился на пересечении путей на Север, Дальний Восток, в Китай и Монголию. Выросло количество временного населения, особенно когда через город в конце 1890-х годов прошла железная дорога. Так, в 1866-м потомственный почетный гражданин Иркутска купец Катышевцев преподнес в дар Вознесенскому монастырю отстроенную на его территории просторную гостиницу в два этажа. Она стала третьей по счету в Иркутске, а в конце XIX века город с населением около 80 тысяч человек уже располагал несколькими десятками гостиниц, меблированных комнат, постоялых дворов. Во всяком случае, А.П.Чехов, называя Иркутск «превосходным городом, совсем интеллигентным», подчеркивая, что он «совсем Европа...», отмечал среди прочего и его хорошие гостиницы.
 
ОППОНЕНТ АНТОНА ЧЕХОВА
Едва ли не первым справочником для путешественника была книга В.А.Долгорукова «Путеводитель по всей Сибири и Средне-Азиатским владениям России». В книге отмечается дороговизна жизни, отсутствие удобных гостиниц и то, что можно назвать общей неблагоустроенностью города. Итак, окунемся в иркутскую жизнь, какой ее увидел В.А.Долгоруков. Авторский стиль сохранен полностью.
«Едущему в Иркутск из Европейской России необходимо свыкнуться с мыслью, что он не найдет в этом городе удобного помещения даже за большие деньги. Даже нетребовательного человека иркутские гостиницы способны привести в отчаяние.Ко всему этому полнейшая недисциплинированность публики, выражающаяся невниманием не только днем, но и ночью к спокойствию соседей, и предпочтение, оказываемое содержателями гостиниц шумному и кутящему посетителю и постояльцу перед людьми, желающими покоя и хотя бы самого примитивного комфорта».
Признаться, характеристика Иркутску дается довольно критичная, к этому городу автор теплых чувств явно не имел, говоря современным языком явился невольным оппонентом Антона Чехова, все-таки нашедшего теплые слова «совсем Европе»...
 
ГЛАВНЫЙ ИРКУТСКИЙ ОТЕЛЬ
Одной из первых в Иркутске появилась гостиница «Центральное деко» - угол улиц Сухэ-Батора и Карла Маркса, бывшие Тихвинская и Большая. В 1870- е годы верхоленские купцы Злыгостевы построили здесь каменный трехэтажный особняк. Гостиница находилась в этом здании почти 50 лет, менялись только хозяева. Хозяином и управляющим отеля был дворянин Казимеж Трэпка, участник польского восстания 1863 года. Современники помнят его заведение как «главный иркутский отель», «польская гостиница». В комфортных номерах гостиницы останавливались самые именитые гости города.
Ресторанная кухня «Деко» отличалась интернациональным подходом: борщ гвардейский вполне уживался с супом-пюре де-финансер и супом по-польски. И в любом случае обед из трех блюд обходился в 75 копеек. А вот цены на номера в «Деко» держались стабильно высокие - до семи рублей в сутки. И платили!
В 1895 году в «Сибирском торгово-промышленном справочном календаре» «Центральное Деко» отмечается как лучшая гостиница в Иркутске. Уже тогда в ней имелось электрическое освещение и самым освещенным был концертный зал, никогда не пустовавший, - программа обновлялась каждые 15 дней.
В 1903 году меняется содержатель гостиницы. Из поданного в «Спутник пассажира по Сибирским железным дорогам» рекламного объявления узнаем:
«Вновь отремонтированы 28 номеров, имеются семейный, квартиры, хорошая кухня».
Новому владельцу пришлось изрядно потрудиться, потому что буквально за два года до этого в санитарном отчете городской думы можно было прочесть: «...гостиница «Центральное Деко» Белецкого. На лестнице чрезвычайно грязный ковер, писсуары очень грязные, прислуга спит где попало, даже в пустых номерах... В кабинетах внизу грязные до нельзя и истертые ковры, мягкая мебель засалена и покрыта пятнами». То же отмечалось и в 1902 году.
На первом этаже здания был «Торговый дом Щелкунов и Метелев» (это были владельцы усадьбы) с большим выбором вино-бакалейных товаров. Здесь же «Варшавский магазин» предлагал велосипеды, золотые и серебряные изделия, часы, зеркала, очки.
В годы Гражданской войны в Иркутск из Омска были эвакуированы министерства правительства адмирала Колчака, занявшие служебные помещения и квартиры гостиницы. В марте 1923 года гостиницу приспособили под студенческое общежитие, которое в 1928 году посетил нарком просвещения А.В.Луначарский, ознакомившийся с бытовыми условиями студентов, найдя их «удовлетворительными».
Позже здание передается под управление Восточно-Сибирского геологоразведочного управления и надстраивается еще двумя этажами. На первом этаже работал геологический музей. Во флигеле в 1936-1938 годах находилось общежитие для артистов театра. В годы войны здесь, как и во многих других общественных зданиях Иркутска, был развернут военный госпиталь. С 1982 года на первом этаже здания разместился ювелирный магазин «Алмаз» - как видим, заняв место, имеющее ювелирные традиции.
 
ВНЕ КОНКУРЕНЦИИ
На развитии гостиничного бизнеса сказался отголосок польского восстания. Его участники по-разному переживали сибирскую ссылку, были такие, что заводили собственное дело: открывали кондитерские, кафе, гостиницы, привнося в быт иркутян европейские нормы комфорта, и в этом у них не было конкурентов среди местных предпринимателей.
В июне 1881 года на углу улиц Большой и Амурской (Карла Маркса и Ленина) г-н Корецкий презентовал «Сибирскую гостиницу» - небольшую, но с ваннами, баней, уютным рестораном, бильярдной и читальней, для которой выписал 17 журналов и газет. В разные годы она называлась: «Сибирская», «Централь», «Модерн». Здание гостиницы правильнее было бы отнести к улице Амурской, нежели к улице Большой. Это двухэтажное, протяженное вдоль обеих главных улиц здание включало в себя и старую трехэтажную постройку 1860-х годов.
Здание обладает выразительным декором, в котором проявилось влияние стиля модерн. В этом стиле выполнены металлические ограждения балконов и парапетов. На первом этаже устроены большие окна-витрины. Углы уличных фасадов скошены. В завершении дома проходит ряд чередующихся аттиков и парапетов с решетками между ними, в пластику фасадов включены лепные элементы в стиле модерн.
В объявлении для гостей города сообщалось:
 
ОТЕЛЬ-ЦЕНТРАЛЬ
Самый большой и самый лучшiй въ ИРКУТСКЪ в центре города
- при нем -
ФЕШЕНЕБЕЛЬНЫЙ РЕСТОРАНЪ «МОДЕРНЪ». ГЛАВНОЕ ВНИМАНIЕ
ОБРАЩЕНО НА ПИЩУ и ПРОДУКТЫ
Къ услугамъ г.г. прiьзжающих 54
номера отъ 1 р. 50 к. до 12 р. въ сутки, везде роскошная новая обстановка, водяное
отопленiе, элект¬рическое освещенiе, телефон, роскошный залъ.
КАБИНЕТЫ. СПЕЦИАЛЬНЫЙ театральный залъ для КОНЦЕРТОВ.
Ко всъмъ поъздамъ выъзжаетъ комисciонеръ Ильченко.
 
Вплоть до Первой Мировой войны в ресторанах обслуживающий персонал состоял только из мужчин. В первоклассных ресторанах и шикарных гостиницах официантами служили татары. Объяснялось это тем, что по мусульманским законам татары «не могут» употреблять алкоголь. Со временем выяснилось, что все-таки могут - ежедневный соблазн и «издержки профессии» оказались сильней заветов Магомета. Но традиция держать официантов-татар осталась. Татары выписывали своих родственников из Казанской губернии, где были целые села, занимавшиеся профессией официанта.
К 1907 году к зданию были пристроены два крыла, выходившие на улицу Амурская и улицу 1-я Солдатская, в которых разместились гостиница, ресторан, магазины, а также театр. Театр Гиллера сыграл значительную роль в культурной жизни города. Представления давались здесь самые разнообразнейшие по жанру: и драматические спектакли, и выступления японских гейш, и опера, и капелла; здесь проходили даже гастроли известного русского циркового артиста Анатолия Дурова. В театре читались лекции и проходили общественные собрания. А магазин «Ландыш», размещенный на первом этаже, был известен каждому извозчику и разносчику газет.
Что же собственно гостиница «Централь»? С 1926 года здание было передано под Дворец труда, о чем сегодня повествует буквенная лепнина на фасаде здания по улице Карла Маркса.
 
ИМЕНИТЫЙ ПОСТОЯЛЕЦ
Гостиница с гордым названием «Метрополь» располагалась на тихой улице Луговой (Марата). Занимал отель два деревянных двухэтажных здания между переулками Юнкерским (Я.Гашека) и Большаковским (Большевистским). По уровню услуг «Метрополь» не уступал фешенебельным конкурентам. В чистых и светлых номерах было электрическое освещение, а во дворе устроен летний сад.
12 января 1904 года через станцию Байкал проезжала группа иностранных корреспондентов, направлявшихся в Маньчжурию, на предполагаемый театр военных действий.
В гостинице «Метрополь», где остановились корреспонденты, «подавались свежие омары, икра зернистая, спаржа, цветная капуста, помидоры, салат, артишоки, устрицы, пулярды, цыплята и поросята». Гостиница, по столичным меркам, была небольшая, в 42 номера, но удобно и даже роскошно обставлена, с хорошим бильярдным залом. Ресторан здесь не закрывался до двух часов ночи, а к поездам высылался специальный омнибус.
На первом этаже, в шестом номере, представитель «Шансон и Жаке» принимал заказы на гектографы, типографы, календарные нумераторы - и все это было весьма востребовано, как будто город и не собирался становиться на рельсы войны. Особенно умилили корреспондентов многочисленные заказы на входившие в моду в Иркутске эмалированные дощечки для дверей.
Здесь же у «Метрополя» торчали назойливые нищие; судя по виду, они могли бы жить собственным трудом, но не желали, потому что местные обыватели щедро подавали им и терпели их так же, как и распустившихся извозчиков. В наиболее холодные дни возницы раскладывали костры на улицах, отнимая дрова у жителей окрестных домов и друг у друга. Готовые драться за каждое полено, они смачно бранились.
Глядя на них, трудно было поверить, что в городе два театра, что в клубах и обществах идут благотворительные концерты, спектакли и милые семейные вечера.
Очень, очень контрастен город Иркутск - таково было первое впечатление корреспондентов.
А 3 февраля 1904 года в гостинице «Метрополь» разместились Александр Колчак и Софья Омирова. Здесь же остановился и приехавший из Петербурга отец будущего адмирала - Василий Иванович Колчак.
Что привело Колчака в Иркутск? Позволим себе необходимое отступление от главной темы повествования. В январе 1903 года была организована экспедиция под руководством Колчака, целью которой являлось выяснение судьбы экспедиции барона Э.В.Толля, полярного исследователя. Путь экспедиции Колчака занял три месяца и был крайне тяжелым. Достигнув острова Беннета, Колчак обнаружил следы пребывания Толля и его спутников: были найдены документы экспедиции, коллекции, геодезические инструменты и дневник. Стало ясно, что экспедиция Толля погибла.
На материке Колчаку сообщили, что еще осенью в село Казачье приехала молодая дама, которая до сих пор ожидает возвращение экспедиции. Морозы стояли до 55 градусов, и трудно было поверить, что так далеко, за полярный круг, куда, наверное, не заезжала еще ни одна петербургская барышня, к начальнику экспедиции приехала невеста.
Экспедиция Колчака достигла цели и благополучно вернулась, не потеряв ни одного человека. Не вина спасателей, что Толлю и его спутникам уже ничем нельзя было помочь. Прославленный путешественник П.П.Семенов-Тян- Шанский оценивал экспедицию Колчака как «важный географический подвиг». В 1906 году Русское географическое общество присудило Колчаку «за участие в поиске экспедиции барона Э.В.Толля и за путешествие на остров Беннетта» свою высшую награду - Константиновскую медаль.
Годы экспедиции были, возможно, лучшим временем в жизни Колчака. Полярный Колчак - веселый, отважный, стремительный, словно герой Джека Лондона. Полная уверенность в себе, в своем деле, в своих товарищах. Ни тени сомнения в своей звезде и своей судьбе.
Новость о начале Русско-Японской войны взволновала Колчака, и он посылает ходатайство в военное ведомство с просьбой направить его в Порт-Артур. Одновременно отцу была адресована просьба благословить брак и приехать на свадьбу в Иркутск. 5 марта 1904 года А.В.Колчак и С.Ф.Омирова обвенчались в Михаило-Архангельской (Харлампиевской) церкви.
Колчак сдал дела по экспедиции, выступил в музее Географического общества с лекцией о результатах поисков Толля и его спутников и, попрощавшись с отцом и женой, выехал в Порт- Артур.
 
В ЛУЧШЕМ ВКУСЕ
Гостиница «Гранд-Отель» - одно из наиболее заметных старинных зданий в застройке улицы Карла Маркса, построенное в стиле неоренессанса в 1899-1902 годах по проекту архитектора Кузнецова для домовладельца инженера Никитина. От соседства с ним вчера еще ослеплявшая всех «Деко» потерялось окончательно. В летописи Нита Романова читаем:
«В крыле, выходившем на 6-ю Солдатскую улицу, разместилась гостиница «Гранд-Отель» и кафе-шантан «Аркадия».
Крыло по Большой улице занимало отделение Русско-Китайского банка, а затем частная гимназия Горцейт. Кроме того, на первом этаже располагались «Швейцарский магазин» часов и ювелирных изделий и книжный магазин. Гостиница «Гранд-Отель» заметно выделяется благодаря развитой и продуманной планировке, обильному декору, выполненному на высоком художественном уровне, сложному рисунку наличников окон, башенке, завершающей угол здания.
В советский период в помещениях «Швейцарского магазина» был хорошо известный иркутянам книжный магазин «Родник». Сейчас в здании располагаются различные государственные учреждения и частные магазины.
 
ИРКУТСКИЕ ПОДВОРЬЯ
В центре Иркутска в начале XX века на углу Тихвинской и Баснинской (Сухэ- Батора и Свердлова) было выстроено здание гостиницы «Коммерческое подворье» с обещанными рекламой «безукоризненной чистотой, полным спокойствием и хорошей кухней».
Дом прекрасно сохранился практически без изменений. Благодаря удачному расположению (рядом Тихвинская площадь, Городская Дума, мелочной базар) гостиница никогда не пустовала. В 60-70 годы прошлого века в нем располагалось общежитие драматического театра. В настоящее время в здании находятся муниципальные учреждения.
В начале 1880-х, переехав в Иркутск, Владимир Платонович Сукачев, будущий голова города, привез идею элегантного гостиничного бизнеса. В июле 1885 года на мелочном базаре (площадь Труда) открылась роскошная гостиница «Московское подворье», с одновременной презентацией живописных работ модного в Петербурге художника Добровольского.Это здание между Большой и Малой Трапезниковскими улицами (на площади Труда) признавалось одним из красивейших в городе. Дом с лавками и погребами был построен в начале XIX века и принадлежал купцам Трапезниковым. Владельцем усадьбы стал В.П.Сукачев, племянник и законный наследник И.Н.Трапезникова. После пожара 1879 года хозяин восстановил дом, надстроив его еще одним этажом. Вокруг первого этажа главного здания была устроена застекленная галерея с пятью входами (сохранился только центральный), где помещались магазины и лавки. В молочном свете фонарей он казался занесенным из какой-то европейской столицы.
Но стоило обогнуть фасад, как открывалась неожиданная картина: со стороны двора при «Московском подворье» устроен был постоялый двор. Конечно, отменный: обнесенный каменной стеной и забором, с навесами, теплым колодцем, кузницей, с каменными кладовыми и завознями для складирования товаров, с квартирами для приказчиков и ямщиков. И насколько высоки были цены с фасада, настолько низки они были здесь. Усталых возниц и крестьян в овчинах принимали с такой же любезностью, что и господ с фасада, разводили по комнатам, пусть без роскоши, но теплым и чистым.
Номера в гостинице стоили от рубля до трех в сутки, цена обеда колебалась от 50 копеек до одного рубля, что, по тем временам, было очень немало. Но, конечно же, стоило того: блюда были отменные. В соседних залах собирались любители шахмат, бильярда, в номерах принимал стоматолог; на последнем этаже располагалась выставка картин.
Интерес состоятельной публики был так велик, что еще до торжественной презентации, при закрытом парадном входе, здесь поселились первые гости. И после устремлялись сюда германские, французские подданные, крупные коммерсанты, именитые гастролеры и просто небедные люди, ценящие комфорт. Чувствовалось, что хозяин поездил по Европе, многое посмотрел, чтобы отобрать лучшее и перенести его на сибирскую почву. И это ему удалось - получилась прекрасная гостиница для европейцев.
В то же время для самого Сукачева началась полоса хозяйственных неудач. Не миновала и общая беда - вороватость прислуги. В городе с постоянным притоком ссыльных трудно было нанять порядочных, честных кондитеров, поваров, горничных, сторожей. Страдали от этого все иркутские гостиницы, только в дешевых воровали калоши, а в «Московском подворье» золотые часы.
Владимир Платонович поспешил, предложив утонченный европейский сервис в самом центре азиатского материка, еще не искушенного цивилизацией. С точки зрения чистого бизнеса, «Московское подворье» не оправдало себя, но оправдал себя расчет Сукачева поднять планку гостиничного сервиса. И, как бы там ни было, а идея необычной, межсословной гостиницы вполне реализовалась.В 1889 году арендатором дома стал окружной штаб войск. Позже здесь разместились иркутские Судебная палата и окружной суд, городское присутствие по опекунским делам, прокурорский надзор и нотариальный архив. С 1926 года и по сей день помещения заняты прокуратурой и областным судом.
Гостиница, в которой остановился писатель Антон Чехов, направлявшийся со спутниками на Сахалин, «Амурское подворье» (ул. Фурье, 1 в) не отличалась роскошью. Но, во-первых, Чехов умел считать деньги, а во-вторых, его спутники так транжирили, что Антону Павловичу приходилось занимать им деньги. Правда, путешествие в компании трех мотов-офицеров имело и свою приятную сторону. Чехов писал родным, что они «занимаются тем, что распекают всех в гостиницах и на станциях, так что с них страшно деньги брать. Около них и я плачу меньше, чем обыкновенно».
В советские годы здание «Амурского подворья» заселили коммуналками. В 1944 году Союз писателей и редакция газеты «Восточно-Сибирская правда» увековечили пребывание Чехова в Иркутске памятной доской на «видном» месте - углу улиц Фурье и Карла Маркса. Но в одно прекрасное время обнаружили ее исчезновение. Можно предположить, что она сгинула в приеме черных металлов, поскольку отлита была из чугуна. При всей нелепости памятного знака его потеря ощутима с общекультурной точки зрения.
Именем писателя названа улица рядом с бывшим подворьем. В Москву Чехов возвращался морем и на острове Цейлон сделал маленькую остановку; так вот, в номере, где он прожил несколько дней, устроили его музей. Когда-то была идея устроить в быв-шем «Амурском подворье» литературный музей с экспозицией по Чехову. Или - музей гостиничного бизнеса: у него в Иркутске своя история, и достаточно интересная. Но идея забыта, и дом уходит. Мы не поставили фотографию в публикацию - очень грустная фотография...
 
БЫСТРОТЕЧНАЯ СЛАВА
Комиссионеры (по-нашему, менеджеры), опережая друг друга, охотились за приезжающими. Их рекламные объявления теснили друг друга на первых полосах газет. Чтобы как-то выделиться, владелец «Бристоля» - 3-я Солдатская (Грязнова) и Большая вооружился рифмой и не очень уверенным ямбом, но с чувством набросал четверостишие:
 
В Иркутске, по Солдатской улице,
Что Третьей прозывается,
Прекрасный ресторан «Бристоль»
С отелем помещается.
 
Далее поэт перешел на анапест:
 
В самом центре гостиница эта стоит,
Где извозчики ездят толпою,
И театр вас прямо в окошко манит,
Магазины и банк - под рукою.
Здесь достать можно свежий обед,
Также завтрак и ужин пикантный,
На напитки отказа и меры здесь нет,
Вам подаст все лакей элегантный.
 
Лакей лакеем, но с новым «Гранд- отелем» не посоперничаешь...
Успешно заманивали в свои гостиницы пан Ямпольский, содержавший гостиницу на Котельниковской (Фурье), и пан Марковский, купивший для постояльцев удобные и красивые дилижансы для прогулок. А отель «Империал», располагавшийся на пересечении 4-й Солдатской и Арсенальской (Киевская и Тимирязева), обзавелся омнибусом в дышловой упряжи и предлагал бесплатный проезд от вокзала всем желающим остановиться в этом отеле. Буфеты и ресторан в «Империале» были с отдельными кабинетами и не закрывались до двух часов ночи, так же как и бильярдная.
Номера исключительно для кратковременных, преимущественно - ночных посещений в двух других гостиницах: «Иркутск» на Грамматинской улице (Каландаришвили), и «Европейская», на Арсенальской улице (Центральный рынок), представляющие собой, собственно, трактиры с номерами. Приезжие в них не останавливались.
 
А ЖАЛЬ...
Квартал между нынешними переулком Канадзава и улицей Свердлова занимала построенная в 1932 году в новом стиле конструктивизма по проекту К.Митталя гостиница «Сибирь». В свое время являлась выдающимся архитектурным творением. В результате сильного пожара в 1996 году левое крыло гостиницы полностью сгорело, а правое крыло переоборудовано под офисный центр. Так Иркутск лишился достойной, удобной и недорогой гостиницы в самом центре города.
 
ИРКУТСК - ТЕРРИТОРИЯ ГОСТЕПРИИМСТВА
Грядущее 350-летие Иркутска призвано стать не просто юбилеем - это своеобразная PR-акция российского масштаба, одна из целей которой - показать Иркутск как город больших возможностей. В том числе и привлекательный для туристов. И вместе с остальными глобальными подготовительными работами к юбилею активно идет развитие туристической инфраструктуры и, в первую очередь, гостиничного сервиса.
Сегодня в городе порядка 40 гостиниц различного уровня комфорта на около трех с половиной тысяч мест. В стадии строительства на улице Чкалова сейчас находится трехзвездочная гостиница европейского уровня международной сети Marriott Hotels, которой принадлежит свыше 2600 гостиниц по всему миру. Это первый случай прихода крупного игрока с мировым именем на иркутский рынок в этом секторе бизнеса.
Места, куда обычно размещают туристов в Иркутске, удобно разделить на несколько типов: известные с советских времен гостиницы, частично реконструированные: «Ангара» и «Байкал Отель» («Иркутск»), по количеству номеров они составляют 41% гостиничного рынка города; гостиницы, которые условно можно отнести к категории 4*, составляют 18%. К этому типу относим такие отели, как «Саен», «БайкалБизнесЦентр», «Солнце», «Европа», «Звезда», «Глория», «Дельта», «Империя». Это лучшие гостиницы города, они ориентированы в летний период на туристов, а в период низкого сезона на бизнес-группы.
Гостиницы, условно относимые к категории 1+*-2*, и мини-отели за¬нимают 11% рынка гостиничных ус¬луг: «Академическая», «Солнышонок», «Русь», «Ретро», «Сантерра». Они ориентированы в летний период на туристов, а в период низкого сезона зачастую пустуют. Гостиницы эконом-класса, общежития гостиничного типа, в т. ч. ведомственные, категории «без звезд» составляют 30% рынка гостиничных услуг Иркутска.
В целом час пик в гостиницах наступает на время больших мероприятий, таких, как БЭФ. В остальное же время - добро пожаловать, Иркутск всегда рад гостям!
 
Александр ВЕХОЗИН, Вера МЕНЬШИКОВА,с использованием исторических источников, фото Андрей КОЛГАНОВ, архивы музея истории города Иркутска
Журнал "Время странствий", 45/2010