8 3952 550-464
тел. 8 3952 792-551, 792-556
в Москве: 8 495 518-4800, 518-4939
факс 8 3952 792-546
e-mail: booking@baikalvisa.ru
Гостиницы Байкальского региона
Расположение
Категория
Гостиница
Дата заезда
Дата выезда
Путеводитель

Дмитрии Резун. По поводу даты основания Иркутска

 

В истории есть факты, которые все­гда останутся Иркутское зимовье на Дьячьем острове. Рис Б.И. Лебединскоголегендами, ибо они не могут быть подтверждены архивными документами и главным аргументом их доказательности может являться лишь логика исторического процесса.

 

Так обстоит дело с первоначальной историей основания Иркутского остро­га. В свое время А.Н. Копылов очень убе­дительно доказал, что архивные докумен­ты XVII в. в фондах РГАДА твердо гово­рят лишь о построении Иркутского острога 1661 г.; ни о каких более ранних датировках основания Иркутска в свете этих документов не может быть и речи1. Однако, почти все списки иркутских ле­тописей, не «оговариваясь», в один го­лос утверждают, что первый Иркутский острог был срублен в устье Иркута на Дьячем острове в начале 1650-х гг.2. Они расходятся лишь в частности: одни в ка­честве первостроителя называют енисейского сотника П. Бекетова, другие ени­сейского сына боярского И. Похабова.

 

Первое, что заставляет насторо­житься в этих преданиях иркутских ле­тописей — это название острова — Дьячий, Дьяков. Если учесть, что это самое первое и раннее знакомство русских с устьем реки Иркута, то почему этот ос­тров носит сугубо русифицированное название, хотя большинство топонимов вокруг Иркутска, связанных с эпохой первого прихода сюда русских, имеют бурятское происхождение? Следователь­но, можно предположить, что события начала 1650-х гг. уже вторичны по от­ношению к действительно первому зна­комству русских с этим районом. Та­ким, вроде бы первым реальным фак­том было приведение к шерти3 в 1647 г. М. Похабовым бурятского князца Нарея, улус которого располагался в сред­нем течении и до устья реки Иркута4.

 

Следует учесть, что уже с начала 1640-х гг. русские власти располагали очень точной информацией о западном Прибайкалье. Начало этому положил К.Иванов, установивший в 1640-1641 гг. начало рек Ангары и Лены и составив­ший подробную карту Байкала5. Этот район был хорошо известен также и бо­евому сотоварищу И. Похабова енисей­скому сотнику М. Перфильеву, который с начала 1630-х гг. не раз ходил по Анга­ре и верхней Лене, причем военная судь­ба не раз сталкивала вместе Ивана По­хабова и Максима Перфильева. Они не раз сменяли друг друга в должности при­казчиков Братского острога, а в 1646 г. именно Иван спас Максима от верной гибели, когда толпы бурят осадили Брат­ский острог, где засел со своим много­численным отрядом Максим. Народные казачьи предания упорно соединяют эти два имени, говоря о большой битве в Монастырской долине, где двое суток наши герои отчаянно дрались с бурята­ми и разбили их, после чего в этом рай­оне окончательно установился «госуда­рев» порядок6. И само название остро­ва в устье Иркута, где Иван Похабов в начале 1650-х г. поставил первый неболь­шой острог, также может быть связано только с именем Максима, ибо он до того как поменять перо на саблю, слу­жил подьячим в енисейской приказной избе, пользовался большим авторитетом у властей и казаков, которые за глаза называли его «дьяком». Поэтому мы предполагаем, что сам остров был в свое время открыт именно М. Перфилье­вым, а Иван Похабов, разбив князца Нарея, мог поставить небольшое зимо­вье-острог на этом острове как свою опорную базу перед большим походом через Байкал. Причем, в своей отписке он прямо советовал властям поставить остроги на реках Белой, Иркуте и на устье Селенги7. Во всяком случае, на­родные исторические предания далеко не случайно связывают воедино имена Пер­фильева, Похабова и остров Дьячий. По этой же версии, первыми жителями но­вого Иркутского острога 1650-х гг., яко­бы, являлись пятидесятник Березовский и сын боярский Петрушка Тальшин, а приказчиком в 1659 г. был прислан ени­сейский сын боярский Самойлов. С точ­ки зрения абсолютной исторической ис­тины эти сведения неверны, ибо, как доказал в свое время еще А.П. Окладников, упоминание фа­милий Березовс­кого и Тальшина в контексте собы­тий 1650-х гг. яв­ляется лишь ре­минисценцией воспоминаний в народе о более поздних событиях 1696 г.8; енисейский сын боярский Первой Самойлов действи­тельно был приказчиком Иркутского ос­трога, но только в 1675 г.9 Однако, и здесь народный вымысел основывается на не­которых достоверных фактах истории: под 1647 г. встречаемся с фамилией ка­зака Ивана Самойлова, который был послан вместе с К.И. Москвитиным и И. Ортемьевым к монгольскому царю Чичину10. Известен также по истории Енисейска и московский дворянин Карп Самойлов, служивший с 1660 г.11

 

Исторически вероятной выглядит и вторая версия, которая связывает дос­тавление Иркутского острога 1650-х гг. с именем енисейского сотника Петра Бекетова, который именно в это время отправился в поход на Забайкалье к Амуру. Причем, зная его тактику, мож­но не сомневаться, что перед отправ­кой за Байкал он мог позаботиться о своем тыле и поставить иркутское зи­мовье, недаром он получил в сибирс­кой истории прозвище «городелец». Более того, эта версия косвенно подтверждается ответом иркутской приказ­ной избы на анкету Г.Ф. Миллера в 1736 г. Отвечая на вопрос о времени ос­нования города, иркутские власти за­писали, что «по скаскам иркуцких от­ставного служилого Любина Ягодина да пашенного крестьянина Степана Варакина показано... что де слыхали они от отцов своих прежде де Иркутской ост­рог строил енисейской сын боярской Бекетов, и в то де время были их отцы Ефим Ягодин да Иван Варавкин посланы де они были из Енисей­ска... в Ыркуцк и в Нерчинск для постройку ост­рогов... и пришли де они в Ыркуцк на пустое мес­то...»12. Достовер­ность сведений информаторов о казачьих службах их отцов не вызывает сомнений, ибо действительно в Енисейске середины XVII в. Василий Ягодин дослужился даже до чина пятидесятника13.

 

Таким образом, мы не можем утвер­ждать, что нашли исторические доказа­тельства, подтверждающие более раннее основание Иркутска, чем 1661 г. В то же время мы полагаем, что этот вопрос не зря, по выражению А.Н. Копылова, «за­тянулся», ибо в его основе лежат реаль­ные факты истории присоединения Прибайкалья. Доказательства основания Иркутского острога 1650-х гг. надо ис­кать не в царских грамотах и наказных воеводских памятах, ибо если и ставился острог, то явно «самочинным» способом, по воле самих казачьих атаманов и каза­ков. Ответ на эту загадку, скорее, лежит в различных челобитных енисейских и иркутских казаков о своих службах, и, возможно, будущий исследователь, пред­принявший сплошное обследование всего массива этих источников, и найдет более веские доказательства.

 

Примечания

 

1 Копылов А.Н. Затянувшийся вопрос (О дате основания Иркутска) // Ангара. — 1960.

№ 4. - С. 143-146; Он же. История СССР.1960. - № 5. - С. 165-166.

2 РГАДА. Ф. 183. Д. 60. Л. 1-1 об.; Ир­кутская летопись (Летописи П.И. Пежемского и В.А. Кротова). С предисловием, до­бавлениями и примечаниями И.И. Сереб­ренникова // Труды Восточно-Сибирскогоотдела РГО. - Иркутск, 1911. - № 5. - С. 5; Первое столетие Иркутска. — СПб.,1902. - С. 120 и др.

3 Шерт - присяга мусульман на поддан­ство.

4 Сборник документов по истории Буря­тии XVII в. - Улан-Уде, 1960. - Т. 1. - С. 120.

- № 43; Дополнение к Актам историческим.- СПб., 1848. - С. 68-70. - № 15.

5 Гурулев С.А. Что в имени твоем, Бай­кал. — Новосибирск, 1991. — С. 24—25; Полевой Б.П. Курбат Иванов - первыйкартограф Лены, Байкала и Охотского побережья (1640—1645 гг. ) // Известия ВГО.

- Л., 1960. - № 1. - С. 37-42.

6 Окладников А.П. Очерки из истории за­падных бурят-монголов (XVII—XVIII вв.).

- Л., 1937. - С. 88, 126, 199.

7 Окладников А.П. Иркутская старина. О «Дьячем ост­рове» // Иркутские губернские ведомости.

- 1857. - 20 июня. :- С. 9-11; Окладни­ков А.П. Указ. соч. — С. 85.

8 См.: Окладников А.П. Указ. соч. — С. 196-199.

9 Дополнение к Актам историческим... — СПб., 1875. - Т. 9. - С. 37. - № 14.

10 Там же. - Т. 3. - С. 108-111. - № 42; Оглоблин Н.Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского Приказа. — М., 1895. — Ч. 1. — С. 213.

11 Быконя Г.Ф. Русское неподатное насе­ление Восточной Сибири в XVIII — началеXIX века. -Красноярск, 1985. -- С. 238- 239.

12 РГАДА. Ф. 199. Портф. 481. Ч. 7. Л. 1 об.

13 Копылов А.Н. Русские на Енисее в XVII в. - Новосибирск, 1965. - С. 158.

 

Земля Иркутская. — 1994. — № 1. — С. 4—5

 

Иркутск: события, люди и памятники: Сб.статей по материалам журнала «Земля Иркутская»/Сост. А.Н. Гаращенко - Иркутск: Оттиск, 2006.-528с. ил.